Новости:  

25 Июнь, 2009 17:50

Попытка — не пытка

Администрация ОАО “Arcelor Mittal Кривой Рог” (Днепропетровская область) в очередной раз решила показать зубы профсоюзу. Как всегда, соревновались не белизной, а прочностью зубной эмали.

Выражаясь слогом, понятным широким массам трудящихся, дирекция предприняла новую попытку ущемить права рабочих.

Буря и натиск

“Попытка — не пытка”, — решил генеральный директор ОАО “Arcelor Mittal Кривой Рог” Жан Жуэ и 28 мая издал приказ №456 “Об изменении существенных условий трудового договора”. Причем его даже не смутил тот факт, что это решение даже не было согласовано с профсоюзным комитетом предприятия. Более того, данный акт директорского волюнтаризма противоречил условиям действующего коллективного договора, принципам сохранения социальных гарантий, изложенным в Меморандуме о взаимопонимании между Кабинетом министров Украины и предприятиями горно-металлургического комплекса, а также являлся нарушением инвестобязательств в социальной сфере.

Согласно данному приказу с 1 августа 2009 года в ОАО “Arcelor Mittal Кривой Рог” вводился режим неполной рабочей недели для работников, работающих по пятидневному графику и для всего персонала агрегатов на весь период простоев. Это означало, что как минимум 18 тыс. трудящихся предприятия автоматически теряют до 40% заработной платы.

Данное решение администрации стало полной неожиданностью для профсоюзного комитета. Нет, в профкоме, конечно, знали о планах дирекции — проект данного приказа поступил туда накануне его подписания — но профсоюзники не ожидали от администрации такой прыти и наглости. Известие о подписании приказа застало профсоюзного лидера “Arcelor Mittal Кривой Рог” Юрия Бобченко в Киеве, так что он успел не только набросать план контрнаступления, но и начал подготовку к нему. (Наверняка Юрий Викторович посетил кого надо и рассказал что надо. Недаром вскоре Жан Жуэ был вызван в министерство промышленной политики, где ему “сделали внушение”.)

Индийская защита

Дальнейшие события развивались почти по шахматным правилам. Зачинщик конфликта господин Жуэ решает применить индийскую защиту и объясняется с общественностью. Свой приказ он оправдывает “кризисом в мировой экономике, который привел к уменьшению потребления стали и падению цен на нее”. Однако главное, на чем заостряет внимание гендиректор: в кризисных условиях корпорация Arcelor Mittal сконцентрировала все свое внимание на снижении себестоимости выпускаемой продукции. А поскольку сокращение затрат на заработную плату является одним из путей минимизации расходов, выход один: сэкономить на людях. А для того, чтобы работникам предприятия было не так горько и обидно, Жан Жуэ кивает на конкурентов его компании — они, мол, уже давно так поступают, а мы чем хуже? Более того, гендиректор уверяет, что экономисты предприятия в результате своих ночных бдений над документами пришли к выводу: фиксированная стоимость производимой продукции может быть уменьшена лишь только путем снижения заработной платы. Это, мол, позволит предприятию остаться на плаву и избежать акульих зубов конкурентов.

Вместе с тем Жан Жуэ спешит успокоить трудовой коллектив: “Это будут временные перемены, пока ситуация на рынке не улучшится. Нами обсуждались различные варианты снижения заработной платы, такие, как снижение производственных премий для всех рабочих, сокращение рабочей недели для тех, кто работает ежедневно. Этот процесс изучается в соответствии с законами Украины. И в итоге мы постарались выбрать наиболее приемлемый и эффективный выход: переход на трехдневную рабочую неделю”.

В это время в профкоме…

Пока господин Жуэ ищет сочувствия, профком объявляет о том, что переходит к боевым действиям и начинает “мобилизацию”. Юрий Бобченко пишет открытое письмо сразу нескольким адресатам — Президенту Украины Виктору Ющенко, премьеру Юлии Тимошенко, председателю Верховной Рады Владимиру Литвину, и.о. председателя Фонда госимущества Украины Дмитрию Парфененко и главам соответствующих министерств и ведомств. В письме профсоюзный лидер просит власть адекватно отреагировать на произвол со стороны собственника комбината.

По мнению профсоюзного комитета предприятия, введение сокращенной рабочей недели “ударит не только по карману значительной части работающих на комбинате, но и обострит социально-экономическую ситуацию в Кривбассе. ОАО “Arcelor Mittal Кривой Рог” является градообразующим предприятием, а существенное снижение фонда оплаты труда в условиях возросших цен на продукты питания и промышленные товары усугубит ситуацию с оплатой коммунальных услуг, сократит поступления обязательных платежей в бюджетные и внебюджетные фонды и, как следствие, снизит возможность выплаты пенсий и заработной платы работникам бюджетных организаций”.

В качестве же подтверждения серьезности своих намерений профсоюзный комитет начинает подготовку к затяжной осаде бастиона администрации. Первый этап борьбы — митинг протеста. Место проведения — управление комбината, время — 24 июня. Если администрация не возжелает услышать глас народа, говорят в профкоме, трудовой коллектив перейдет к активной фазе пролетарской борьбы, правда, ее методы и формы не уточняются.

И вот, когда до митинга остаются считанные дни, Жуэ совершает вояж в Минпромполитики. Содержание переговоров сторонами не обнародуется, однако по своем возвращении он садится за стол переговоров с Бобченко. К вечеру того же дня, 19 июня, администрация капитулирует: господин Жуэ отменяет решение о введении трехдневки.

Судя по всему, диалог между сторонами был непростым, и администрация сражалась до последнего. Как признался по завершении переговоров Юрий Бобченко, дирекция пыталась сохранить хотя бы часть “завоеванной территории”, а именно: предложила профсоюзу мировую на условии четырехдневной рабочей недели. Не получилось: профком, почувствовав свое преимущество, не поддался.

“Вместе — мы сила. И это в очередной раз подтвердила сегодняшняя ситуация. Главное, чтобы эта сила была направлена на конструктив, на решение проблем и на защиту трудящихся. Наши работники проявили максимум понимания. В стороне от решения проблем не остался никто. Каждый понимает, что именно от него и его действий зависит будущее как самого работника, так и членов его семьи”, — отметил председатель профкома.

Ни мне, ни тебе

Исход любого конфликта может быть реализован в двух вариантах: победа или поражение одной из сторон, или ничья. И в нашем случае имел место именно компромисс, ведь нельзя сказать, что профком полностью выиграл, а дирекция вчистую проиграла. Да, трехдневки работники комбината могут не бояться — по крайней мере, пока, — а вот снижение затрат на персонал предприятия возможно все-таки произойдет. Хотя еще точно неизвестно, за счет чего именно, — ни профком, ни администрация пока не обнародовали всех пунктов договоренности. Есть мнение, что это произойдет за счет экономии на строительстве и реконструкции объектов соцкультбыта, в том числе бытовых помещений предприятия. Хотя, не исключено, что администрация найдет еще какой-нибудь хитрый способ сэкономить на рабочих. Не даром ведь Жан Жуэ даже после отмены своего одиозного приказа приказ выглядел бодро и говорил уверенно: “Мы должны пересмотреть свои подходы к уменьшению всех видов затрат. Это не просто пожелание. Это вынужденная временная необходимость. Каждый из нас должен понимать, что все затраты, которые мы можем сократить, мы должны сократить. Мы не можем действовать иначе. Высокая затратная часть нашего предприятия на производство дает огромные преимущества конкурентам”.

P.S. Когда материал уже был готов к публикации, заместитель председателя профкома ОАО “Arcelor Mittal Кривой Рог” Владимир Третьяков весьма кстати озвучил информацию, согласно которой по программе добровольного увольнения с комбината уже изъявили желание уйти порядка 2 тыс. человек — третья часть от нормы, запланированной бизнес-планом предприятия на текущий год. В связи с этим напрашивается резонный вопрос: а не затем ли устраивает администрация время от времени “встряски” своим работникам, чтобы подтолкнуть их к решению добровольно покинуть комбинат? Вряд ли администрация на самом деле надеялась, что ей удастся ввести трехдневку, возможно, расчет был на психологию. Работник, ощущая нестабильность своего положения, охотнее согласится уйти, получив хоть какую-то компенсацию, чем останется, лишенный какой-либо уверенности в завтрашнем дне. Ведь большинство из нас все же предпочитают синицу в руках.

источник: УкрРудПром
Комментарии (0)
Для комментирования новости необходимо залогиниться в систему.